19:29 

Зенитная ракета "Banshee"-1B, США, 1942

Нортстар
Говорю правду как есть. Недорого.
Работа над американскими управляемыми снарядами началась в мае 1937 года, после получения сведений о испытании русскими первых прототипов беспилотных радиоуправляемых бомбардировщиков. Военное министерство США было изрядно встревожено этими данными. В Америке еще хорошо помнили знаменитый перелет самолета РД-1 (АНТ-25) и опасались что теперь, с появлением носимых радиоуправляемых летающих бомб, безопасность Америки находится под угрозой.




В самом деле, если сам по себе медлительный, маловысотный АНТ-25 и его возможные “собратья” не представляли особой угрозы, то в сочетании с управляемыми снарядами мог получиться очень неприятный тандем. Медлительный сверхдальний бомбардировщик мог приблизиться к территории США, и, не входя в радиус ПВО, запустить быстроходную радиоуправляемую “воздушную торпеду”. Мировая обстановка накалялась, в 1938 году в Японии поднялся в воздух рекордный самолет Gaudsden Koken, чей радиус действия в 16000 километров делал его способным добраться до любой точки Америки. Метрополия нуждалась в защите от атак с воздуха.


В ситуации растущего международного напряжения, Конгресс выделил значительные средства на создание и развертывание новых зенитных пушек. Но многие офицеры высказывали сомнения в том, что зенитные орудия будут эффективны против маленьких, высоколетящих “воздушных торпед”. Истребители же вызывали сомнения из-за недостаточной скорости реакции и времени на взлет.



12 мая 1937 года, армейский офицер лейтенант Кино Томпсон, работавший в лаборатории радиолокации и имевший дело с ранними радарами флота, предложил идею управляемого снаряда, наводящегося на самолет противника при помощи автопилота, действующего по принципу радиолокации. Знакомый с работами Годдарда, он предложил нечто вроде небольшого самолета, приводимого в действие жидкотопливным ракетным двигателем и наводимого на отраженный сигнал радара.

Армейские офицеры сначала не заинтересовались работами Кино Томпсона, но 26 мая 1937 года армейский радар SR-268 впервые успешно осуществил обнаружение воздушной цели (бомбардировщика Martin B-10), даже не смотря на его 10-мильное отклонение от расчетной точки. Под влиянием этого успеха, и сведений о британских радарах, армейские инженеры временно поверили в то, что возможно все. Работа Кино Томпсона была изучена чрезвычайно внимательно, и 21 июня 1937 года лаборатория радиолокации армии направила Институту Кларка запрос о возможности создания автопилотируемого противовоздушного снаряда, наводимого на отраженный радиосигнал. Институт ответил меморандумом, что создание автопилота, способного наводиться на отраженный сигнал вполне возможно, хотя безусловно, потребует множества технических проработок компонентов.


Этот меморандум был предложен президенту Рузвельту в октябре 1937 года. Президент отнесся к нему с большим интересом, особо заинтересовавшись вопросом, сколько зениток и зенитных снарядов обычного типа сможет заменить такая система. Проведя буквально “на коленке” расчет, президент заметил, что система будет экономически эффективной, если будет работать как предполагается, в сравнении с старомодными зенитками просто за счет меньшего расхода боезапаса.


14 ноября 1937 года Конгресс одобрил выделение финансирования на программу разработки управляемого ракетного вооружения для противовоздушной защиты Америки с редкостным единодушием (пацифистически настроенные круги отнеслись к программе благосклонно, считая что такой “чисто оборонительный” вид вооружения способствует имиджу США как миролюбивой державы). 1 января 1938 года, только что сформированная Ракетная лаборатория армии, Институт Кларка, Лаборатория Радиолокации и группа Годдарда официально начали работы над программой, получившей название “Баньши”.


По меркам того времени, программа была беспрецедентно масштабной. Число задействованных в ней организаций и специалистов непрерывно росло. По мере того, как Европа катилась в пропасть тотальной войны, Конгресс непрерывно расширял финансирование.


В августе 1939, лаборатория радиолокации представила вниманию комплекс “автопилот-радар”, способные управлять летательным аппаратом. Установленный на истребителе “Буффало”, автопилот успешно навел его на летящую мишень без участия пилота. Вскоре, опыт был повторен с беспилотным истребителем, пилот которого поднял машину в воздух и покинул ее с парашютом. Хотя система еще страдала множеством недостатков, газеты раструбили успех под заголовком “самолеты-роботы защищают воздушное пространство Америки!”


Через несколько недель началась война.


21 августа 1941 года, на полигоне в Оклахоме, ракетой “Banshee”-1A был сбит радиоуправляемый бомбардировщик Martin B-10, летевший на высоте 8000 метров. Испытание было проведено в присутствии офицеров армии и правительственных представителей. Ракета, шедшая по лучу радиолокаторов, догнала самолет и взорвалась рядом с ним, полностью разрушив левый двигатель и наполовину оторвав крыло. Генерал Перкинс был более чем впечатлен успехами нового оружия, и немедленно подал запрос на организацию комитета по вопросам развертывания новых вооружений. Однако, наблюдателей не устроил небольшой радиус активного полета ракеты – всего около 8 км.


Был разработан проект ракеты “Banshee”-2, имевшей 5 двигателей конструкции Годдарда и радиус действия до 30 км. Однако, разработка такой ракеты представлялась достаточно отдаленной перспективой, выходящей далеко за установленный планкой 1942 год.


Поэтому, инженеры обратились к более простому решению. К слегка модифицированной ракете “Banshee”-1B была добавлена дополнительная стартовая ступень, работающая на твердом топливе. Это позволило увеличить активный радиус и дать ракете возможность экономить горючее ЖРД на старте, растягивая фазу активного полета.


Конструктивно, ракета была двухступенчатой c комбинированной силовой установкой. В качестве стартовой ступени использовались четыре разработанных в 1941 году ускорителя JATO, работающих на твердом топливе. Ускорители обеспечивали устойчивое горение на протяжении 30 секунд, выдавая при этом суммарный импульс в 13,2 Кн.


Вторая ступень – собственно, “Banshee”-1B - была оснащена двумя двигателями Goddard C8 конструкции Р. Годдарда, работающим на жидком топливе. Используя в качестве горючего кислород-керосиновую смесь, двигатель выдавал 3,04 Кн в течении приблизительно 32 секунд. Таким образом, общее время активного полета ракеты составляло порядка 60 секунд. При скорости полета 0,8 МаХа, это давало ей около 22 километров радиуса и потолок до 12,5 км.


Вторая ступень имела коническую форму, и была оснащена 4-мя кормовыми стабилизаторами в дополнение к 2-м расположенным в центральной части корпуса коротким крыльям. Стабилизаторы играли также роль подставок для антенн системы наведения на маршевом участке.


Система наведения ракеты на цель была двойной. Сразу же после старта, ракета входила в узкий луч радара целеуказания AN/SF-2 и двигалась “по лучу” к цели. Автопилот ракеты удерживал ее в таком положении, чтобы обеспечить максимально равномерный принимаемый сигнал нам всех четырех антеннах управления, расположенных на крестовидном хвостовом оперении.


При приближении к цели, включалась система полуактивного радиолокационного наведения, основывающаяся на приеме отраженного сигнала с радара точного наведения AN/FG-4. Расположенная в носовой части ракеты приемная антенна, когда сигнал радара достигал требуемой силы, отключала маршевый автопилот и переводила управление на приемный радиолокатор. С помощью полуактивного наведения, ракета сближалась с целью на дистанцию подрыва, который обеспечивался стандартным радиодетонатором.


Боевое применение ракеты выглядело следующим образом. Воздушная цель обнаруживалась стандартным поисковым радаром SCR-271B на дистанции до 180 км. При помощи радара SCR-268 положение цели уточнялось, делались поправки на высоту и скорость, и данные передавались станциям сопровождения. Первым цель захватывал радар AN/FG-4, вслед за ним, ориентируясь на его излучение, на цель наводился соединенный с стартовой установкой AN/SF-2. Оператор радара следил за совмещением сигналов, и когда оба радара были нацелены на одну и ту же цель, передавал приказ на взятие ее на сопровождение. Только после того, как персонал AN/SF-2 подтверждал захват цели, и ее устойчивое удержание, центральный пост давал команду на запуск ракеты.


После запуска, “Баньши” входила в луч AN/SF-2 и система автопилота стабилизировала ракету на курсе. Ракета двигалась в луче радара, до тех пор, пока ее локатор не улавливал отраженный сигнал AN/FG-4 достаточной силы, чтобы захватить цель. Реле управления отключало автопилот AN/SF-2 и рулевые машинки переключались на работу по сигналам головки самонаведения. Радиус полуактивного самонаведения не превышал 5 км из-за слабости приемной антенны локатора, поэтому фактически, самонаведение использовалось только для точного выхода на цель на финальной фазе полета.


Запуск ракеты проводился с вертикальной пусковой, на которой ракета закреплялась с помощью удерживающего приспособления. Снаряженные ракеты лежали в ангарах, и доставлялись на пусковую с помощью рельсовой электродрезины. Заправка ракет осуществлялась с помощью заправочной машины высокого давления непосредственно на пусковой.


Первые испытания новой двухступенчатой ракеты начались в мае 1942 года. Они продолжались с переменным успехом до августа 1942, когда в ходе проведенных 8-го августа на полигоне в Оклахоме испытаний, экспериментальная ракетная батарея последовательно сбила тремя ракетами два беспилотных B-17B выведенных на максимальную высоту и скорость. 12 августа 1942 комплекс был официально принят на вооружение под названием “Sky Protector”, но еще до этого в Нью-Йорке и Сан-Франциско началось строительство первых баз для расположения компонентов системы.


Задолго до начала испытаний, США и Великобритания уже вели переговоры о возможном развертывании нового оружия в британской метрополии. Генерал Перкинс, глава проекта “Баньши”, всегда утверждал, что развертыванию ракет на передовых позициях (под которыми он подразумевал Великобританию и Северную Африку) должен быть отдан основной приоритет даже над развертыванием защиты США. Призывы его были услышаны: уже в мае 1942, британские специалисты получили доступ к “Banshee-1A”. Специально для них была проведена серия летных испытаний, после которой Черчилль предложил немедленно начать поставки ракеты на острова. Тем не менее, его убедили в том, что разрабатываемая “Banshee”-1B будет гораздо лучшим сюрпризом, который сможет эффективно решить проблемы в небе над островами.


Строительство первых передовых баз комплекса “Banshee” в Великобритании началось в октябре 1942 года. Оно шло экстренными темпами, для него снимали людей с других проектов. Кольцо ракетных баз вокруг Лондона должно было состоять из 8-и баз, каждая из которых включала собственный радар обнаружения.


Стандартная ракетная база образца 1942 года состояла из 3-х батарей. В состав ракетной базы входила РЛС обнаружения. централизованный командный пост, ангары долговременного хранения, топливные запасы, ремонтные мастерские, бараки персонала и обслуживающая инфраструктура, включая батарею зенитных пушек для самозащиты.


Каждая батарея зенитных ракет имела собственные радары AN/SF-2 и AN/FG-4, пусковую установку, 8 готовых к стрельбе ракет. Запасы топлива ограничивались (по соображениям пожаробезопасности) рассчитанными на 10 выстрелов. Заряжающее и заправочное оборудование базировалось на батарее.


Изначально, ракетные базы строились открыто, лишь топливохранилища и ангары ракет были заглублены в землю. После того как немцы начали наносить удары по зенитным батареям. ситуация изменилась – ракетные системы начали защищать бетонными бункерами. Для запуска ракет с защищенной позиции, британскими инженерами была разработана специальная бетонная пусковая “Пенал Его Величества”.

Наиболее мощно защищенной считалась база “Гринфилд”, защищавшая одну из основных баз бомбардировочного командования. Специально для его противобомбовой защиты, в 1943 году началось строительство мощного бетонного купола, прикрывающего структуру от атак немецких управляемых снарядов. 30-метровый в диаметре, купол из железобетона должен был прикрывать основные комплексы управления и стартовые площадки зенитных ракет.


Купол Гринфилд был сооружен в декабре 1944, и его трехметровой толще еще пришлось выдерживать атаки немецких управляемых ракет, наведенных на эту несокрушимую цитадель.


Первые боевые залпы комплекс произвел 11 декабря 1942 года. В 21.00 минут, радары раннего обнаружения засекли приближавшиеся на большой высоте двухмоторные германские бомбардировщики. Радары сопровождения ракетной базы “Лэффорд-Грин” немедленно взяли их на прицел, и в 21.15 полковник Самуэль Локси отдал приказ ракетным батареям открыть огонь.


В 21.18 и 21.23 было выпущено две ракеты. Целью каждой был двухмоторный бомбардировщик, и ракеты сработали великолепно. Оставшиеся два немецких самолета немедленно легли на обратный курс. и начали отступать. Им вслед была выпущена еще одна ракета, но она не достигла цели (во всяком случае, никто не видел разрыва). Затем, в 22.24 еще одной ракетой был сбит германский самолет-разведчик, приблизившийся к базе “Виндзор-Рэд”.


Дебют нового оружия был успешным. Великобритания присвоила программе развертывания зенитных ракет приоритет над всеми остальными поставками по ленд-лизу и гиперфорсировала собственную ракетную программу.


Вопросом особой важности было обеспечение секретности ракетного проекта. Союзники отлично понимали последствия, которые могут возникнуть если немцы получат хотя бы частичный доступ к технологиям зенитных ракет. Никто из инженеров не сомневался, что немцы, изучив даже отрывочные данные о программе, смогут достаточно быстро продвинуть свои собственные разработки в этой области. и создать серьезнейшие проблемы для авиации союзников.


Меры, принятые по сохранению проекта “Баньши” в секрете были по меркам Америки экстраординарными. Для работы с ракетами допускался лишь тщательно отобранный персонал, проходивший многомесячную проверку. Известен тот факт, что одному подававшему большие надежды лейтенанту, рекомендованному на ракетную батарею, было отказано в этом назначении лишь на том основании, что его сестра была жената на немце.


Каждый ракетный “форт” представлял собой почти что изолированный городок за колючей проволокой. Все контакты между операторами снарядов и остальным миром жестко контролировались. В развернутых “на передовой” – т.е. в Британии и СССР – ракетных базах правила были еще более жесткими, солдатам в увольнительной даже запрещалось посещать бары за исключением особого списка мест, где постоянно присутствовали агенты безопасности.


Казалось невероятным, что даже такие экстремальные меры безопасности могут обеспечить полную шпионо-непроницаемость проекта, но ко всеобщему удивлению, послевоенные исследования в немецких архивах позволяют утверждать что немцы не имели никакой конкретной информации о проекте “Баньши”. Возможно, свою роль в этом невольно сыграло то, что Гитлер вообще не верил долгое время в ракетную программу. Полученные немецкой разведкой зимой 1943 первые данные о зенитных ракетах в Англии Гитлер назвал пустыми фантазиями, и требовал сурово приказать агентам не заниматься дезинформацией. Он считал, что слухи о зенитных ракетах выдумываются струсившими летчиками, как повод к уменьшению числа боевых вылетов. Когда известный немецкий ас, капитан Ганс Штрумбле, незадолго до этого награжденный Железным Крестом, доложил, что его самолет был поврежден зенитной ракетой над Лондоном, Гитлер пришел в дикую ярость, и потребовал лишить Штрумбле всех наград и разжаловать в рядовые. Согласно послевоенным воспоминаниям очевидцев, “Гитлер… был настолько убежден в превосходстве немецкого оружия, что… называл обманом и дезинформацией любые слухи о технических преимуществах союзников” (с)


В результате, немецкая разведка вплоть до 1944 года не занималась сбором информации специально о зенитных ракетах. Хотя Люфтваффе как таковое было весьма обеспокоено происходящим, и пыталось что-то предпринять, действия Гитлера мешали Герингу не в меньшей степени чем остальной разведке. Возможно, именно неприязнь Гитлера к “слухам” о зенитных ракетах и привела к тому, что программы разработки немецких ЗРК были практически приостановлены в пользу разработки ракетных перехватчиков.


Расположение ракет в СССР вызвало с самого начала массу споров. Сталин настаивал на поставках управляемого оружия по ленд-лизу, или даже в форме отдельного контракта еще в 1942 году, но вопрос натолкнулся на сильное противодействие генерала Паттона и генерала Перкинса. Перкинс считал, что поставки русским ракет подвергнут большой угрозе безопасность программы, он отвечал советской делегации довольно раздраженно, что “миллионы русских находятся под германской оккупацией или сотрудничают с Осью, что создает значительную угрозу утечки информации”. Тем не менее, Москва продолжала настаивать на своем.


Результатом переговоров стал нелегкий компромисс весной 1943, согласно которому, СССР получал ракеты-перехватчики, но на жестких условиях. Базы, для их развертывания, утверждались заранее, и комплектовались и оснащались исключительно англо-американским персоналам. Де-факто, два построенных района ПВО – под Москвой и на Урале – были, своего рода, американскими анклавами посреди необъятных русских просторов. Каждая ракетная база была окружена полосой отчуждения, доступ за которую разрешался лишь с личного разрешения Берии, подтвержденного по телефону. Защиту базы обеспечивала расквартированная на них американская пехота. Американские агенты тщательно следили за падающими обломками ракет, немедленно выезжая в район падения и изымая всю аппаратуру, считающуюся секретной.


Остается лишь удивляться, как при таких жестких мерах безопасности, сотрудникам советской ГРУ все же удалось получить ряд данных о летных характеристиках ракет и устройстве их систем.


За время Второй Мировой, в боевых условиях было запущено 4128 зенитных ракет. Было подтверждено сбитие 1124 самолетов, преимущественно – разведчиков, бомбардировщиков и самолетов-снарядов. Зенитные ракеты оказались отличным оружием против германских управляемых самолетов-снарядов. запускаемых с бомбардировщиков. Случаи сбития истребителей были сравнительно редки, в основном потому, что истребитель с трудом удерживался радарами сопровождения.


Наиболее известным случаем, является сбитие в мае 1944 ракетой “Banshee”-1B немецкой большой ракеты А-4 над Лондоном. В результате удачного совпадения, радар наведения был установлен так точно, что немецкая ракета вошла в луч и была уничтожена 3 запущенными зенитными ракетами. Такой случай являлся, безусловно, совпадением, но сам по себе факт говорил достаточно многое о возможностях ракеты.


В ходе войны. комплекс подвергался ряду модернизаций, в основном, нацеленных на улучшение его помехозащищенности и точности приведения головки самонаведения к цели. Были испытаны несколько экспериментальных версий с инфракрасной головкой самонаведения, но результаты были сочтены малоуспешными. Также был принят ряд мер по увеличению радиуса стрельбы ракеты. Вопреки предвоенным расчетам, оказалось вполне возможно стрелять ракетами с достаточной точностью и за пределами радиуса активного полета, так что уже в ходе войны, эффективный радиус полета ракеты был формально увеличен до 32 км. В 1944 двигатели Goddard C8 заменили на более мощные Goddard C11. К 1945 году была готова “суперракета” “Banshee”-1C, с двумя жидкотопливными ступенями, несшими “сверхмощный” двигатель Goddard C-A, но ее эксплуатация выявила ряд проблем, и на вооружение этот сверхмощный снаряд с активной головкой самонаведения так и не попал. На испытаниях, с его помощью был сбит беспилотный B-17G на расстоянии в 55 км.

@темы: Альтернативная история

URL
   

Northstar Forever!

главная